Судебная практика

Ещё осенью 2020 года мной был предъявлен иск к Федеральному государственному унитарному предприятию «Государственная корпорация по организации воздушного движения в Российской Федерации» (далее по тексту - ФГУП «Государственная корпорация по организации воздушного движения в Российской Федерации») в защиту интересов диспетчерского состава авиадиспетчеров центра аэропорта Кольцова, в котором я требовал признания незаконным удержания налога на доходы физических лиц из компенсации, выплачиваемой авиадиспетчерам за найм жилых помещений.

Суды в Российской Федерации вправе рассматривать дела, если ответчик, являющийся иностранным лицом, распространяет рекламу в сети «Интернет», направленную на потребителей, находящихся в Российской Федерации, в частности рекламу на русском языке с указанием цен в российских рублях.

В. обратился в суд с иском к банку о признании незаконными действий по изменению в одностороннем порядке существенных условий кредитного договора в части увеличения процентной ставки

М. обратился в суд с иском к Н. и М.Н. о взыскании компенсации за не подлежащие выделению в натуре доли в праве долевой собственности на жилые помещения. В обоснование заявленных требований указал на то, что в трехкомнатной квартире ему принадлежат 2/9 доли в праве общей долевой собственности на две комнаты общей площадью 41,4 кв.м и 1/3 доли в комнате площадью 14 кв.м, Н. (сестре) − 2/3 доли в праве на комнату площадью 14,0 кв.м и 4/9 доли в праве на две комнаты, а М.Н. (племяннику) − 1/3 доли в праве на две комнаты в указанной квартире.

В рамках дела о банкротстве общества уполномоченный орган обратился в заявлением о привлечении М., Г. и компании к субсидиарной ответственности по обязательствам общества.

В рамках дела о банкротстве акционерного общества его акционер обратился с заявлением о признании недействительным договора купли-продажи имущества общества, заключенного до признания общества банкротом.

Я. обратилась в суд с заявлением об установлении факта нахождения на иждивении у Г., умершего в 2017 году, а также с иском к департаменту городского имущества о признании в порядке наследования права собственности на принадлежащую Г. квартиру, мотивировав свои требования тем, что более 35 лет состояла в фактических брачных отношениях с Г., с которым до дня его смерти совместно проживала в частном доме, ведя с ним общее хозяйство.