При заключении заемщиком вместо договора страхования жизни и здоровья, заключенного одновременно с кредитным договором, нового договора страхования с другой страховой компанией, ставки по кредиту менять нельзя

Заключение заемщиком вместо договора страхования жизни и здоровья, заключенного одновременно с кредитным договором, нового договора страхования с другой страховой компанией, но на условиях, соответствующих требованиям кредитного договора о страховании жизни и здоровья заемщика, не является основанием для увеличения банком процентной ставки по кредиту.


В. обратился в суд с иском к банку о признании незаконными действий по изменению в одностороннем порядке существенных условий кредитного договора в части увеличения процентной ставки с 11,9 % до 17,9 % годовых, возложении обязанности произвести перерасчет платежей по кредитному договору с учетом применения процентной ставки в размере 11,9 % годовых, взыскании излишне уплаченных процентов, штрафа за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя и компенсации морального вреда.

В соответствии с п. 4 индивидуальных условий договора потребительского кредита, заключенного 18 апреля 2019 г. между В. и банком, процентная ставка составляет 11,9 % годовых при заключении заемщиком одновременно с кредитным договором договора страхования жизни и здоровья. При расторжении договора страхования либо при непредставлении в банк договора страхования и документов, подтверждающих оплату страховой премии, процентная ставка составляет 17,9 % годовых.

В этот же день В. заключил со страховой компанией договор добровольного страхования граждан от несчастных случаев и болезней со сроком страхования с 19 апреля 2019 г. по 1 июня 2022 г.

24 апреля 2019 г. В. на более выгодных для него условиях заключил договор страхования с другой страховой компанией, также указав в качестве выгодоприобретателя банк. По данному договору установлен срок действия страхования с 25 апреля 2019 г. по 24 апреля 2020 г.

Сочтя действия заемщика нарушением условия о заключении договора страхования, банк увеличил процентную ставку по кредиту до 17,9 % годовых.

Отказывая в удовлетворении исковых требований В., суд первой инстанции исходил из того, что увеличение процентной ставки по кредитному договору произведено банком в рамках достигнутого между сторонами соглашения по условиям кредитования и связано с неисполнением истцом обязанности по страхованию жизни и здоровья.

С такими выводами согласились суд апелляционной инстанции и кассационный суд общей юрисдикции, дополнительно указав, что новый договор страхования жизни и здоровья, заключенный заемщиком с другой страховой компанией, не соответствует требованиям банка в части одновременности заключения договора страхования с кредитным договором.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала выводы судебных инстанций основанными на неправильном толковании и применении норм права, указав следующее.

Из содержания чч. 1, 3, 7, 9 и 10 ст. 5, чч. 1 и 6 ст. 7 Федерального закона от 21 декабря 2013 г. № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» (в редакции, действовавшей на момент заключения кредитного договора, далее − Закон о потребительском кредите) следует, что между сторонами может быть достигнуто соглашение о необходимости заключения заемщиком договора страхования, требуемого для заключения или исполнения договора потребительского кредита, которое подлежит включению в индивидуальные условия потребительского кредита.

При этом в силу положений ч. 10 ст. 7 Закона о потребительском кредите кредитор обязан предоставить заемщику потребительский кредит (заем) на тех же (сумма, срок возврата потребительского кредита (займа) и процентная ставка) условиях в случае, если заемщик самостоятельно застраховал свою жизнь, здоровье или иной страховой интерес в пользу кредитора у страховщика, соответствующего критериям, установленным кредитором в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации.

Однако суд не установил, предусматривает ли кредитный договор в течение периода своего действия возможность замены страховой компании, насколько данное условие согласуется с положениями Закона о потребительском кредите, не ограничивают ли эти условия свободу договора, гарантированную гражданским законодательством всем участникам гражданского оборота.

Суд также не проверил, была ли у истца возможность выбрать другую страховую компанию и была ли доведена до его сведения информация о требованиях, предъявляемых банком к страховым компаниям.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила обжалуемые судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определение № 49-КГ20-18-К6

     ПУНКТ 3 ОБЗОРА СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ № 1 (2021)


Арбитражный юрист Екатеринбург

Юридические услуги Екатеринбург